Евгений Якубович, Сергей Удалин, Личная жизнь гномов. юмористическая фэнтези. Читать. часть 14

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Евгений Якубович, Сергей Удалин

Личная жизнь гномов

(главы из незаконченного романа)

Через несколько столетий эльфы вернулись. Изображений эльфов в период до отплытия не сохранилось. Но хорошо известно, что полностью скрывающие фигуру накидки и маски они стали носить только после возвращения. Таким образом их истинное обличие никому не известно.

Эльфы, народ и так малоразговорчивый, ужасно не любят отвечать на вопрос, что же заставило их тронуться в обратный путь. Лишь изредка позволяя себе проворчать что-нибудь в том духе, что их там, на западе, оказывается, никто не ждал.

Но не ждали эльфов и на прежнем месте. Мир за время их отсутствия успел сильно измениться. И эльфам пришлось заново отвоёвывать свои прежние владения у гномов, джиннов и людей. Началась эпоха Эльфийских войн, или Средняя эпоха.

Первая эльфийская война продолжалась более сорока лет, и военные действия сводились по существу к тому, что эльфы пытались высадиться с кораблей на берег, а объединённая армия гномов, джиннов и людей старалась прогнать их обратно в море. И поначалу казалось, что союзники без труда справятся с нежданными возвращенцами. Численностью союзники многократно превосходили противника, а в случае необходимости могли рассчитывать и на внушительное пополнение. С оружием и снабжением тоже никаких проблем не возникало. Да и эльфы уже не были теми отчаянными рубаками, о которых рассказывали легенды. То есть, один эльф по-прежнему стоил в бою двух гномов, пятерых джиннов или десятка людей, только сражались они уже без былого ожесточения и азарта, предпочитая дожидаться более выгодной ситуации для атаки. И после нескольких неудачных попыток высадиться эта выжидательная тактика превратилась в стратегию.

Эльфы, как известно, живут бесконечно долго, и у них особое восприятие времени. Несколько лет беспрерывного плавания вдоль побережья не покажется им столь утомительным, как для гномов - такой же срок однообразного и скучного патрулирования береговой линии. Причём, патрули приходилось снаряжать весьма многочисленные. Чтобы гарантированно не подпустить к берегу один корабль с сотней эльфов на борту, требуется не меньше трёхсот отборных воинов-гномов, около тысячи джиннов или ещё большее количество людей. Все они годами не показывались на родине, практически не получали новостей из дома, а самое главное - старели. Разумеется, на смену им приходило молодое пополнение, которому ежедневные марш-броски вдоль берега уже казались не суровой необходимостью, а прихотью командиров. С каждым годом патрулирование велось всё небрежнее, и небольшие группы эльфов всё чаще проникали в глубь материка. Там они соединялись в более крупные отряды и уже сами нападали на противника.

В конце концов, командование союзной армии было вынуждено отозвать патрули и вплотную заняться борьбой с партизанами. Впрочем, и здесь особого успеха они тоже не добились. А тем временем эльфы создали на побережье несколько укреплённых опорных пунктов, откуда их могла бы выбить только огромная армия. Но собрать её теперь уже оказалось не так просто. Среди союзников наметился разлад, каждая сторона считала, что несёт на себе большую часть тягот войны, а остальные бездействуют и наслаждаются тыловой жизнью. И нельзя сказать, что эти претензии были беспочвенными. Гномы не хотели рисковать жизнью ради людей, люди не горели желанием умирать за джиннов и так далее.

Постепенно война превратилась в обособленные, не координированные боевые операции джиннов, гномов или людей против какого-либо небольшого отряда эльфов, не приносящие ощутимых результатов. Последней совместной акцией объединённой союзной армии стала осада эльфийской крепости Илларион, затянувшаяся почти на семь лет.

Союзники не имели боевого флота и не могли блокировать крепость с моря, а два десятка попыток взять укрепление приступом не дали результата. Более того, осаждённые неоднократно устраивали вылазки в лагерь противника и причиняли тому серьёзные неприятности. Широко известен из литературных и фольклорных источников, например, эпизод боя за тело эльфийского предводителя Пендикулиара.

Во время ночной вылазки он был смертельно ранен. Его спутники - два десятка отважных эльфов - не пожелали оставлять труп вождя на поругание врагу и завязали отчаянную битву с двумястами джиннами, охранявшими подходы к лагерю. На шум сражения стали сбегаться другие воины союзной армии, и вскоре их собралось более тысячи. Положение горстки эльфов стало бы совсем безнадёжным, если бы караульный на крепостной стене не заподозрил неладное. Он сразу же доложил о подозрительных звуках своему командиру, и тот, собрав всех находившихся в карауле эльфов, ринулся на помощь соотечественникам. Бой продолжился с ещё большим ожесточением.

С рассветом стало понятней, что же происходит в поле возле союзнического лагеря, и в сражение вступили свежие силы. К вечеру обе армии ввязались в битву практически в полном составе, но так и не смогли выявить победителя. Под покровом темноты эльфы всё же затащили несчастного Пендикулиара в крепость, оставив на поле боя сто двадцать три эльфийских трупа. Правда, и союзники потеряли множество бойцов - двести двадцать восемь гномов и четыреста двенадцать джиннов. Людские потери в те времена не было принято подсчитывать, и можно лишь предположить, что они составили около тысячи человек.

Ещё один памятным эпизодом осады Иллариона является десантная операция, разработанная гномьим военачальником Мудли. По замыслу этого гениального стратега джинны, пролетая над крепостью на коврах-самолётах, должны были сбрасывать на противника по восемь-десять гномов-десантников за один вылет. Но джинны, опасаясь эльфийских стрел, освобождались от груза на дальних подступах к крепости, отчего эффективность десанта значительно снижалась. В конце концов, командование джиннов и вовсе отказалось участвовать в операции, мотивируя отказ нехваткой вигрина.

На самом деле это была всего лишь отговорка, поскольку джинны тогда ещё не вели добычу жидкого вигрина, а пользовались кристаллическим, которым их снабжали всё те же гномы. Так что союзники вполне могли договориться о льготных поставках, но Мудли, взбешённый трусостью джиннов, решил обойтись без их помощи. Теперь десантников забрасывали в крепость при помощи специальных катапульт, и поначалу такой способ десантирования приносил неплохие результаты. У эльфов даже сохранилось выражение "как илларионский гном", то есть, с катастрофическими последствиями. Однако вскоре они натянули над крепостной стеной прочные сети, попадая в которые гномы десантники не могли уже выбраться наружу самостоятельно.

Мудли вынужден был отказаться от этого проекта, а вскоре, не в силах простить джиннам предательства, и вовсе увёл своё войско от стен крепости. Джинны в свою очередь посчитали гномов дезертирами и предателями и тоже отказались от осады. Оставшаяся без союзников армия людей в считанные дни была разбита и загнана в близлежащие леса, где то ли рассеялась, то ли вымерла от болезней. В любом случае после бесславного окончания осады Иллариона союз народов распался, гномы подписали с эльфами мирный договор, предоставляющий в распоряжение последних значительную часть северного побережья, фактически и так уже ими контролируемую. Джинны задним числом присоединились к договору, а согласия людей, чьи территории, собственно, и достались эльфам, уже не требовалось.

Так, неудачно для союзников, и завершилась Первая эльфийская война.

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор