Евгений Якубович, Сергей Удалин, Личная жизнь гномов. юмористическая фэнтези. Читать. часть 5

главная блог писателя электронные книги аудиокниги магазин

книги

Евгений Якубович, Сергей Удалин

Личная жизнь гномов

(главы из незаконченного романа)

Считая вопрос исчерпанным, гном отправился дальше. Коле с Лавандой не осталось ничего другого, как последовать за ним.

Нагнали его не сразу. Гном ждал их возле столовой. Заведение общепита располагалось на свежем воздухе, под брезентовым навесом. На утоптанной земле стояло несколько низких, грубо сколоченных столов. По обеим сторонам от столов лежали бревна, обтесанные под скамьи.

Рядом, под отдельным навесом стоял большой котел с варевом. Возле котла хлопотал робот в белом поварском колпаке и поварешкой в руке. Еще двое подносили дрова и поддерживали огонь под котлом. Робот-повар зачерпнул полную ложку варева, поднял к лицу и внимательно рассмотрел. Внутри у него что-то зажужжало, и из груди открылась дверца. Робот аккуратно влил туда содержимое черпака и застыл в ожидании. Раздался писк и на лбу засветился экран.

– Прошу прощения, – сказал Главный Мастер, обращаясь к своим спутникам. – Я должен снять пробу обеда.

Он быстро подошел к роботу и пнул его куда-то под коленку. По экрану на лбу робота замелькал калейдоскоп разноцветных пятен. Главный Мастер некоторое время внимательно разглядывал их, затем удовлетворенно кивнул.

– Раздавай! – приказал он роботу.

Возле кухни появился с десяток роботов. Они брали из стопки пустые миски и по очереди подходили к повару. Коля протер глаза. Он представил, как роботы сейчас сядут за стол и примутся чинно ложками хлебать варево.

Наваждение быстро рассеялось. Роботы выполняли роль официантов. Наполненные миски они ставили на столы и возвращались за новыми. Через несколько минут столы были накрыты.

Коля, помявшись, спросил:

– Скажите, это все, на что способны ваши роботы?

– Ну что вы. Просто сейчас для них нет настоящей работы. Позже, когда рудник начнет функционировать, сюда прибудут настоящие специалисты. Вот тогда и понадобятся роботы. Вы видели, как повар делал анализ еды? Его основная специализация – экспресс анализ породы. Так и с другими – они все специалисты, каждый в своей области. А пока, – добавил гном – мы используем их на подсобных работах.

Главный Мастер подошел к рельсу, висевшему у входа в столовую, и ударил по нему молотком. Затем схватил Колю и Лаванду за руки и быстро потащил прочь от входа. Услышав гул голосов и топот сотен ног за спиной, парень с девушкой не противились и лишь прибавили хода.

После обеда молодежь освободили от работы. Вместо этого, состоялась распродажа товаров, которые Махмуддин привез на ковре-самолете. Джинн справедливо рассудил, что контрактом это не возбраняется, а упустить такую замечательную возможность хитрец не мог.

Не соблюдая очереди, толкаясь и переругиваясь, гномы столпились вокруг наспех сооруженного прилавка. Довольный Махмуддин едва успевал принимать деньги, и командовать ифриту передать покупателю товар. Счастливые обладатели покупок выбирались из толпы, прижимая к груди разноцветные пакеты и коробки. Торговля продолжалась до самого вечера. Успешно расторговавшийся джинн сиял от счастья.

Когда стемнело, начался концерт. Для зрителей на поляне перед сценой положили в два ряда бревна. Сцена была сооружена большая и добротная. Вместо музыкальной шкатулки, Махмуддин вывел на сцену весь оркестр народных инструментов. Музыкантов встретили громким "Гыы!". Те молча раскланялись, расселись по местам и приготовили инструменты.

Затем на сцену вышел Коля, в расписной украинской рубахе, красных шароварах и сапогах. Дирижер взмахнул палочкой, и Коля привычно отключился, предоставив подсознанию руководить выступлением. Очнулся он от восторженных криков. В отличие от старого Эйнли, молодежь восприняла песню с удовольствием, выраженным здоровым веселым гоготом. В лучших традициях земных фанатов, барышни повскакивали со своих мест и бросились к сцене.

Коля сообразил, что поклонницы вряд ли жаждут просто взять автограф, и начал спешно, но с достоинством отступать к кулисам, готовый в любую минуту перейти на бег.

Однако убегать не понадобилось. Внезапно между сценой и зрителями выросла стена роботов, вооруженных дубинками. Слаженными звонкими ударами по каскам роботы быстро утихомирили зрителей и рассадили их обратно по местам.

Этого времени артистам хватило, чтобы подготовиться ко второму номеру программы. Оркестр народных инструментов на сцене сменила группа чернокожих музыкантов с кудрявыми волосами и наглыми рожами. Заиграла странная музыка, в которой основное внимание уделялось сложному ритму. Его вели множество барабанов, литавр, тамтамов, бубнов и металлических бочек без дна. Мощный орган скупыми аккордами разбавлял варварский грохот. Пара саксофонов и труба выводили немыслимые пассажи.

Коля вышел из-за левой кулисы, уже в своем обычном костюме. Не обращая внимание на крики поклонниц он запел, вернее стал декламировать текст, стараясь попасть в такт с музыкантами.

Вчера договорились мы с тобой о свидании,

Не в Швеции, не в Греции и даже не в Дании,

Не на Альтаире,

Не в параллельном мире,

А на обычном нашем месте без пятнадцати четыре.

Пришёл домой из колледжа в четырнадцать тридцать,

Умылся, побрился и вообще приободрился,

Купил три астры,

Потратил все пиастры,

Хотел тебя порадовать, и на тебе здрасте!

Стою возле аптеки, как хромой на дискотеке,

Вокруг одни Страшилы и Айрон-Дровосеки.

А где же моя Элли?

Куда вы её дели?

Ведь не могла ж она меня забыть на самом деле!

Нет, правда, что за дела?

Ты позвонить не могла?

Да я на эти цветы угрохал столько бабла!

Бла-бла-бла, почему ты не пришла?

В этом месте из-за правой кулисы на сцену вышла Лаванда. При ее появлении в зале раздалось традиционное "Гыы!", на этот раз с явно выраженной мужской окраской. Лаванда стиснула кулачки и начала.

Да если б я могла, то конечно б позвонила.

Такой вот облом – забыла дома мобилу.

Стояла возле кино,

Пока не стало темно,

Короче, дело к ночи, я уже дома давно.

Ну, честное слово, что за божье наказанье -

Четвёртый раз подряд не приходит на свидание!

Не правда ли, мило?

Мне так обидно было.

За что ж я полюбила такого дебила?

Лаванда прекрасно справлялась со своей партией. Искусство настоящего трэпера состоит в том, чтобы, не отвлекаясь на сопровождающую музыку, отбарабанить текст на одной единственной ноте, ни в коем случае ни повышая и не понижая интонаций.

В этом плане Лаванда оказалась идеальным трэпером. Полное отсутствие музыкального слуха сразу выдвинуло ее в первые ряды этого своеобразного отряда певцов. Гхм. Лучше скажем не "певцов", а "исполнителей", так будет точнее.

Аккомпанемент оркестра нисколько не беспокоил ее. Выбрав с самого начала удобную ноту, Лаванда безукоризненно исполнила на ней свою партию, не откликаясь на мелодию, которую играл оркестр. Она ориентировалась лишь на стук барабанов, что с точки зрения трэперов заслуживало самой высокой оценки.

Зрители в зале, как выяснилось, полностью разделяли музыкальные воззрения трэперов. Они быстро ухватили ритм и подыгрывали оркестру, кто шлепая ладонями по коленям, а кто и кулаком по каске соседа. Тем временем Коля подошел к Лаванде и последний куплет они спели уже вместе.

Шуба-дуба-да, это всё ерунда,

Ведь мы же с тобою – не разлей вода.

Встречаемся завтра, на том же месте, где всегда.

Оркестр сыграл финальный пассаж и умолк. Коля с Лавандой стояли в центре сцены, взявшись за руки, купаясь в лучах прожекторов и славы. Это был их звездный час. Зрители вопили от восторга. Стоявшие перед сценой роботы махали дубинками направо и налево, но разгорячившиеся поклонники жаждали физического контакта со своими кумирами.

В этот момент со стороны столовой раздались удары по рельсу и крик Главного Мастера: "Ужин готов!".

Материальные блага, как обычно, перевесили духовные ценности. Толпа молодых гномов мгновенно забыла об артистах и ринулась по направлению к столовой. Воспользовавшись случаем, Коля обнял и поцеловал раскрасневшуюся Лаванду. Та не возражала.

Поздно вечером артисты и джинн расположились на освобожденном от груза ковре, чтобы, наконец, спокойно поужинать. Главного Мастера пригласили тоже. Ужин, хоть и не подвергнутый анализу в химической лаборатории робота, был изысканным, а вино из подвалов Махмуддина оказалось просто отменным.

Коля, памятуя о снотворном эффекте, которое это вино оказывало на него, обошелся водой из ручья, которая слегка отдавала машинным маслом. Быстро подкрепившись, они с Лавандой обменялись взглядами и, не сговариваясь, поднялись с мест. Парень с девушкой впервые получили возможность для романтической прогулки, чем не преминули воспользоваться.

Для прогулки они выбрали еще не тронутый лесорубами участок леса. Вначале Коля опасался, что все уютные места в лесу будут заняты молодыми гномами. Но вскоре вспомнил, что спальни у гномов по традиции всегда расположены внутри горы, а романтические притязания ограничиваются уютными боковыми штреками в шахте.

Прогулка удалась. Полное уединение, мягкая трава под ногами, ветви старых иглей и бездонное звездное небо над головами – что еще нужно молодым влюбленным!

 

Санитарный инспектор Программист для преисподней Кодекс джиннов Сборник рассказов - фантастика Сборник рассказов - проза Программист для преисподней Санитарный инспектор